Сидео Кин

Золотая спираль  

Предисловие
Введение
Тайная мудрость Востока и Древней Руси
» 1.1. Судьба мальчика
» Судьба мальчика ч.2
» Судьба мальчика ч.3
» 1.2. Сидэо Кин — человек из легенды
Основы российской системы духовно-физического совершенствования “Золотая Спираль”
» 2.1. Философия системы
» Философия системы ч.2
» Философия системы ч.3
» Философия системы ч.4
» Философия системы ч.5
» Философия системы ч.6
» 2.2. Трактовка принципов “Золотой Спирали”
» Трактовка принципов ч.2
» Трактовка принципов ч.3
» 2.3 Искусство восстановления жизненной энергии и самооздоровления
» Искусство восстановления ч.2
» Искусство восстановления ч.3
» Это полезно знать!
Практические техники и методы работы с Сознанием
» 3.1. Духовно-прикладное искусство
» Духовно-прикладное искусство ч.2
» Духовно-прикладное искусство ч.3
» 3.2. Начальный курс работы с Сознанием
» Начальный курс ч.2
» Начальный курс ч.3

Золотая спираль


Практические техники и методы работы с Сознанием

3.1. Духовно-прикладное искусство

« Начало главы | Продолжение »

По традиции после «закрытого», загадочного, интригующего номера с выниманием клинка «из ножен» следует другой, совершенно открытый номер «Союз с мечом».
Звучит музыка. Двое учеников устанавливают станок и в почтительном полупоклоне ожидают появления Мастера. Он выходит медленно, спокойно. Поприветствовав учеников, кивком головы отпускает их. Ученица выносит большой двуручный меч, с поклоном передает его Учителю. Музыка затихает.
По традиции, а традиция здесь на уровне закона, кто-нибудь из присутствующих зрителей может окончательно заточить этот меч до той степени остроты, которая покажется ему достаточной. Зрители проводят заточку, острота проверяется старым народным способом — бреет ли меч волосы? И Сидэо сбривает прядь волос у себя на голове.
После этого меч устанавливается в станок, а кто-либо из самых недоверчивых зрителей осматривает и ощупывает ступни ног Мастера. Зрители возвращаются на места, а в ярких лучах прожекторов блестят лезвие меча и устремленный на него взгляд Сидэо Кина.
Наплывает музыка. Лезвие меча переливается в свете цветных прожекторов, словно преображаясь во что-то струящееся, бесконечное. Сидэо Кин ставит на меч ногу, затем, слегка опираясь на руку ученицы, встает на него и тихо идет по лезвию, ставя ступню к ступне, словно прощупывая надежность меча. Лезвие пройдено вдоль всей длины все... Шаг назад, и вдруг... Сидэо резко приседает, почти прыгает. Станок колеблется и грохочет. Затем еще шаг, и снова... Затем Сидэо поднимает ногу и с силой топает по мечу. Еще раз. Потом другой ногой...

Заканчивая номер, Мастер поворачивается к зрителям лицом, становясь ступнями поперек меча. И легко спрыгивает на пол.

Иногда спрашивают: «Опасно ли это искусство. Рискуют ли участники выступлений? » Ответ однозначный: «Да, они рискуют. Но не больше, чем каждый из нас в определенных жизненных ситуациях». И то, что Сидэо демонстрирует на сцене в физическом и психофизическом воплощении, мы часто встречаем в своей жизни в бытовой, социальной, семейной областях.
Вспомните моменты, когда Вы чувствуете себя буквально «на острие лезвия». Когда нельзя не спрыгнуть, ни отойти, а только непременно пройти все до конца. Кто-то выдерживает такие ситуации с честью, а кто-то срывается и получает неизлечимую психическую травму на всю жизнь.

Искусство «Золотой спирали» утверждает: человек должен быть совершенен и полностью защищен во всех своих проявлениях. И это достижимо даже в тех ситуациях, где обычно, в нашем понимании, люди «сворачивают себе шею». Не случайно для описания опасных ситуаций люди применяют именно эту поговорку. Шейные позвонки действительно очень хрупкие. И вот Сидэо Кин разработал номер, который связан с высшей степенью риска. Здесь ошибки быть не должно, она просто исключена!

В центре площадки расстилается коврик, ученики выносят чурбаки, кувалду и камень. Музыка становится громче. Сидэо Кин выходит на сцену. Он садится на коврик в позу лотоса. Мастер один виден на сцене в ярком свете направленных на него прожекторов.

Сидэо поднимает и ставит себе на голову чурбак — высокий спил толстого дерева килограммов на двадцать пять. Ученики кладут сверху камень. В ярких лучах прожекторов видны взмахи тяжелой кувалдой, которая несколькими мощными ударами опускается на лежащий на голове и на чурбаке камень. На сцену с грохотом падают отколотые куски этого камня.
Иногда некоторым зрителям, особенно женщинам становится нехорошо. Некоторые закрывают глаза и даже уходят. Но в этом номере нет ничего страшного. Не надо пугаться. Наоборот, если правильно настроиться, при желании, Вы можете испытать часть тех нагрузок, которые испытывают участники выступления. Проверьте себя на выносливость и силу, но будьте осторожны. После окончания номера нужно снять напряжение, восстановиться. Для этого проведите правой рукой от плеча до кончиков пальцев левой руки. А затем сделайте то же левой рукой, Вам сразу станет легче. В дальнейшем, когда почувствуете, что нагрузки для Вас чрезмерны, «замыкайтесь»: соедините ноги и сомкните большой и безымянный пальцы обеих рук. Мужчинам достаточно сжать кулаки. Мальчикам ничего не нужно делать. Ребят мы серьезно предупреждаем: ни в коем случае не вздумайте повторять самостоятельно что-либо из того, что Вы видите на выступлении — это опасно. К такой работе нужно серьезно готовится. Основная рабочая площадка учеников Сидэо Кина — битое стекло. На битом стекле работают и представители некоторых других школ. Но здесь — работа особая, в корне отличающаяся от всех других. Никто в мире не достиг такой вершины, которую достиг Сидэо Кин. Вот как выглядит его номер.

Ученица выносит из-за кулис и подает Мастеру большой кусок целого стекла площадью приблизительно в половину квадратного метра, и тот кладет его сверху на кучу разбитых стекол. Сидэо обходит круг — другой вокруг этой конструкции, словно присматриваясь к стеклу и договариваясь с ним, а затем резким и точным движением опускает ногу на стекло. Весь большой лист стекла трескается на множество осколков, среди которых Мастер выбирает острые длинные «иглы» длиной по 30—40 сантиметров и устанавливает их в куче остального стекла вертикально остриями вверх, как дети устанавливают палочки в песке. Так готовится номер «разговор с дикобразом».

В духовно-прикладном искусстве «Золотой спирали» непреложно работает издревле известный посвященным закон: в любое дело, в любую опасную ситуацию мало проникнуть всем своим существом, полностью принять все условия и обстоятельства, слиться с ними всем сердцем. После этого им надо довериться как самому близкому, самому дорогому, кому доверяешь как себе... И тогда обстоятельства не принесут тебе вреда. Наоборот, поняв тебя и твою нужду, они помогут тебе выжить в самых трудных и опасных условиях.
Сам «дикобраз» в процессе подготовки приобретает свою законченную форму: это огромная груда, переливающаяся всеми цветами радуги, в «спине» которой торчат огромные устрашающие «иглы» как у динозавра или дикобраза. Сидэо Кин ложится голой спиной на эти торчащиеся кверху иглы. Они закреплены так прочно, что не могут упасть. Они могут или сломаться, или войти в тело. Но вначале мы видим, что тело словно повисает на этих опасных острых «копьях» и замирает на мгновение. И тут зрители становятся свидетелями очередного чуда: в наступившей тишине перехватившего дыхание зала слышен тихий треск ломающихся стекол. В течение 4—5 минут Си-дэо медленно опускается на поверхность арены. Вот он уже лежит совсем ровно на полу. Еще несколько движений корпуса,— и Мастер поднимается на ноги. В свете прожекторов последние мелкие осколки осыпаются с чистой гладкой кожи спины без единого пореза. У ног Сидэо — масса истертой в порошок стеклянной пыли. Будто в благодарность за сотрудничество, Сидэо еще некоторое время пересыпает стеклянные осколки руками, передвигает их массу ногами, а иногда подбрасывает вверх, как дети подбрасывают песок, и устраивает целый фейерверк. А затем — традиционный поклон благодарности. Все, номер закончен... Зрители вздыхают с облегчением.

Сам Сидэо рассказывает: «Двадцать лет я ждал ученика, который бы смог ходить по лезвиям мечей не вдоль, а поперек, кто смог бы сделать «три заветных шага». Два шага делали уже многие, а три — не мог никто.

Сегодня же у нас не три, а четыре лезвия, и я мог бы удвоить или утроить их количество. Но для полного испытания нужно именно четыре. Этому испытанию, давно уже забытому, когда-то подвергались монахи в буддийских монастырях, чтобы подняться на еще одну «ступень просветления». Только тогда, много веков назад, вместо стекла использовался свежескошенный молодой бамбук». Окончательную заточку лезвия перед решающим испытанием ученика делает сам Учитель лично.

В духовных искусствах взаимоотношения между Учителем и учениками весьма своеобразны, и в корне отличаются от того, к чему мы с вами привыкли в обычной образовательной системе. В древности говорили: «Родители дали мне жизнь, Учитель делает меня человеком». Юноша порой долгие годы тратил на то, чтобы найти человека, который смог бы не только обучать его какому-либо ремеслу или искусству, а дал бы ему направление в жизни. И когда ученик и Учитель находят друг друга, то узы, связывающие этих людей крепче, чем родственные отношения. Они живут вместе, одной семьей, пьют одну воду, дышат одним воздухом.
И лишь в том случае, когда Учитель скажет: «Я дал тебе все, что мог. Дальше иди постигай сам. Или найди того, кто знает и умеет больше меня». Лишь в этом случае ученик имеет право покинуть Учителя. Но самые преданные остаются с ним до конца дней. Все это время Учитель несет полную ответственность за ученика перед судьбой, перед своей совестью, Природой, перед Вселенной.

Но пока зрители слушают рассказ ведущего, на арене уже все готово для следующего номера. Сидэо Кин с учениками расставляют станок с закрепленными в нем четырьмя острыми лезвиями. В соответствии с ритуалом, проводится контрольная заточка. Затем Учитель делает последнюю проверку остроты лезвий — легким касательным движением на лезвиях режется пополам полоска ткани или бинта. У этого испытания очень поэтичное название: «Танцы в лунном свете».

Зеленоватый «лунный» свет окутывает Учителя. Выходит ученица с шестом в руке, входит в этот свет и опускается перед Учителем на колено. Тот, благословляя, простирает над ней руку, затем жестом обращает ее взор к источнику этого света — полной луне, сияющей на небе. Льется тихая музыка. Ученица остается наедине с луной.
Музыка нарастает, все отчетливее организуясь ритмически, переходя в танцевальную. Девушка поднимает шест, подбрасывает его вверх, ловит, дает несколько боевых комбинаций, затем подходит к кучке битого стекла и, вращая шест в разных направлениях и плоскостях, танцует на стекле. Из-под ног летят лунные брызги, зеленоватые отражения которых, словно звезды, мечутся по темному куполу. Все громче и громче музыка, а девушка уже танцует на мечах. Блестящей спицей мелькает вращающийся шест, холодным блеском отливает сталь мечей, по которым легко и бесстрашно ступают в танце стройные смуглые ноги. Остановка. В наступившей тишине, держа впереди себя шест, девушка делает «три заветных шага» поперек лезвий. Прыжок на стекло... Свет!

Это искусство доступно каждому независимо от пола, возраста, расы, вероисповедания и каких-либо иных различий. «Золотая спираль» — очень мощный энергетический и психофизический фундамент для всех боевых искусств.

« Начало главы | Продолжение »


Статьи
» Смертельный номер или Что такое экстрим-цирк
» Искусство Древнего Востока
» У "Виртуозов" все оригинально
» Ки-Хаб: не фокусы, не сказки, а гармоничный образ жизни
» Гастроли цирка-шапито


  Rambler's Top100
«Золотая спираль» Сидео Кин ©
При использовании материалов сайта активная гиперссылка на www.proroka.net обязательна